Фото: Мария Носырева

Попадая на территорию музея-заповедника «Щелоковский хутор», сразу проникаешься духом русской деревни. На 36 гектарах земли в сердце шумного мегаполиса расположились уникальные памятники деревянного зодчества конца XVII — начала ХХ веков. Чудом уцелевшие бревенчатые дома, церкви, амбары и мельницы приоткрывают тайны быта нижегородской глубинки: глядя на них, невольно представляешь жизнь наших предков столетия назад. Прочувствовать уклад крестьянского быта корреспонденту GiperNN помогла директор музея-заповедника Марина Бугрова. Она рассказала, что при создании музея в 1958 году было задумано воссоздать на его территории разные типы деревень нижегородского Поволжья — Северную, Южную, Поволжскую.

Нижегородская (Горьковская) область очень большая, и север от юга отличаются принципиально. На севере — тайга, на юге — степь. Соответственно, выделяется разная архитектура крестьянского жилища и хозяйственных построек, — говорит Марина Бугрова.

Фото: Мария Носырева

В течение десяти лет сотрудники ННГАСУ и ННГУ имени Лобачевского проводили экспедиции по области, выявляя интересные объекты деревянного зодчества — культовые, жилые, хозяйственные постройки. Всего удалось собрать 15 экспонатов: в конце 1960-х годов их начали привозить на Щелоковский хутор.

Долгожданная реставрация

Поскольку состояние большей части находок уже тогда было ветхим, на новом месте их сразу же отреставрировали работники специализированной мастерской города Горького. С тех пор реставрацию объектов больше не проводили, лишь противоаварийные работы. В 2014 году, когда музей перешел на баланс города, за счет средств муниципального бюджета удалось восстановить колодец со ступальным колесом. Остальные 80% экспонатов продолжали ветшать.

Только спустя несколько лет уникальные объекты деревянного зодчества получили шанс на спасение. Поводом для этого стало грядущее 800-летие Нижнего Новгорода: специально к юбилейной дате из федеральной казны, областного и городского бюджетов выделяются целевые средства на восстановление всех 15 памятников, признанных объектами культурного наследия.

Фото: Мария Носырева

Сразу же возникли и первые трудности, связанные с поиском подрядчиков для этой работы. Дело в том, что реставрация отличается от обычного ремонта использованием традиционных технологических приемов. А для их выполнения требуются подлинные исторические инструменты и материалы. По словам Марины Бугровой, обязательными критериями при отборе подрядных организаций является их опыт работы на подобных объектах, наличие лицензии и аттестованных высококлассных специалистов — не только архитекторов, но и рабочих: плотников, столяров и других.

К сожалению, в России сложилась такая ситуация, что расценки на реставрационные работы объектов деревянного зодчества (СНИПы) составлены еще в советское время и не индексировались с 2012 года. Утвержденные тарифы не соответствуют фактическим рыночным ценам на строительные материалы и работы. Получается, что контракты недорогие. Подрядчики работают либо за идею, либо стремятся сэкономить: например, нанять более дешевые бригады. В случае реставрации последнее очень печально и означает, что придут непрофессионалы. У нас в прошлом году на первый аукцион никто не вышел. Вышли только на второй, — признается Марина Бугрова.

Фото: Мария Носырева

В результате кропотливой работы удалось выбрать трех победителей. Это ООО «АВК-групп» на субподряде ООО «Нагель» (реставрирует мельницу-толчею-столбовку), ООО «Зодчие Северо-Запада» (восстанавливает Покровскую церковь из села Зеленое и дом Павловой) и ООО «Регион Ресурс Групп» (занимается восстановлением верхового и ямного овинов). На всех пяти объектах работы уже ведутся. По следующим пяти аукционы на выбор подрядчиков пройдут в сентябре. Пять ОКН последней очереди начнут реставрировать в 2021 году.

Памятники деревянного зодчества восстанавливают двумя способами — методом полной переборки и вывешивания. Последний применяется в том случае, когда основной объем сруба хорошо сохранился: этим способом восстанавливают Покровскую церковь из села Зеленое. Если сооружение сильно пострадало, выполняют переборку: постройку полностью разбирают, делают вычинку и заменяют сгнившие элементы. В музее «Щелоковский хутор» большинство памятников реставрируют именно так.

Фото: Мария Носырева

Мельница-толчея-столбовка

Ветряную мельницу построили в конце XIX века в деревне Петухово Городецкого района. Директор музея пояснила: в то время на территории Нижегородской губернии сооружений подобного типа было достаточно много. Уцелел из них лишь один экземпляр, хранящийся теперь в «Щелоковском хуторе».

Мельница толчея-столбовка представляет собой неподвижный столб, врытый землю. Вокруг него на четырехугольной основе вращается сруб сооружения с оборудованием. Ветер поворачивает лопасти, а они приводят в движение всю конструкцию. Зерно перерабатывалось в муку с помощью пестов. Кстати, вращение всего сруба мельницы — особенность именно толчеи-столбовки. У другого вида сооружения — мельницы-шатровки — крутится только верхняя часть.

Фото: Мария Носырева

Несмотря на частичную замену сгнивших элементов несущей конструкции в 1971 году, к моменту нынешней реставрации мельница находится в аварийном состоянии. Крылья ее утрачены еще 15 лет назад. Сотрудники музея надеются полностью восстановить деревянное сооружение, чтобы иногда демонстрировать гостям его работу.

Восстановлением объекта занимается ООО «Нагель». Архитектор-реставратор компании Антон Мякишев сообщил, что мельницу реконструируют путем полной переборки. По словам Антона, в настоящий момент выполнены демонтаж и реставрация столба и сейчас началась стадия сборки. Рабочие установили фундамент, обновили ряжевую конструкцию, заменив в ней окладные венцы.

Ряжевая конструкция — это основание, неповорачивающийся механизм. Он представляет собой деревянные бревна, на которые ставится поворотный механизм. На площадке-основании держится металлический круг. По нему мельница будет поворачиваться ветром. Когда ветер крутит лопасти, то приходит в движение механизм, поднимающий песты и молотящий муку. Окладной венец — основной, нижний венец сруба. Обычно при реставрации он полностью заменяется на новый, выполненный из более качественных материалов, чтобы вся конструкция держалась на более сильном основании, — объяснил Антон Мякишев.

Фото: Мария Носырева

В стопе бревен архитектор показывает на светлые — новый — и темные — родной материал. По словам Антона, чернота образовалась в том числе от дегтя. Чтобы металл не прикипал при движении конструкции, перед установкой механизмов обручи, как и раньше, обливают дегтем. Что касается фундамента, его усилили и сделали бетонную стяжку.

Мы приподняли новый фундамент от земли, потому что предыдущий был с наклонами. И когда вода сходила за него, ряжевая конструкция и окладной венец серьезно пострадали, поскольку соприкасались с водой и землей. Мы выложили ряж на берестяной настил, потому что береста используется в качестве гидроизоляции между деревом и камнем. Эта технология применялась в XIX веке, когда не было ни рубероидов, ни других влагозащитных материалов. Береста также имеет деготь — это тот же самый антисептик, — продолжил Антон Мякишев.

Фото: Мария Носырева

Сейчас началась работа со срубом. Реставраторам предстоит поднять конструкцию-четверик девятиметровой высоты (основная конструкция мельницы, состоящая из четырех стен, — прим. ред.), а затем покрыть двухскатную крышу. Она будет выполнена из дороженного теса: тес укладывается в два слоя с нахлестом, а по краям делаются дорожки для стекания воды. Этот прием пришел из глубины веков: раньше так возводили дома и постройки хозяйственного типа, отметил архитектор ООО «Нагель». 

Все силовые элементы срубаются из сосны (ряжевая конструкция), а более легкие делаются из елки (сруб). Для работы специалисты используют специальные инструменты, выполненные на заказ по образцам XIX века. Например, топоры с тонким и широким заостренным лезвием, чтобы протесать длинную плоскость, а также циркульную черту и кованые гвозди.

Стоимость реставрации мельницы-толчеи-столбовки составляет 3,1 млн рублей. Восстановить объект планируется к концу 2020 года.

Покровская церковь

Покровскую церковь привезли на Щелоковский хутор из села Зеленое Городецкого района. Построена она в XVII веке и является одним из самых ранних объектов по времени создания на территории музея. Марина Бугрова рассказала, что Покровская церковь клетского типа, то есть имеет в плане несколько прямоугольных срубов-клетей, покрытых двускатной крышей. Она включает трапезную, основное помещение и алтарь, срубленные из сосновых бревен. Главка покрыта осиновым лемехом, а крест, который венчал ее когда-то, теперь утрачен.

В отличие от большинства памятников на территории музея Покровская церковь реставрируется методом вывешивания. Директор музея рассказала, что при этом способе вторжение в памятник будет минимальным, поэтому вывешивание считается наиболее щадящим методом. Реставраторы заменят лишь элементы несущих конструкций — нижние венцы.

Фото: Мария Носырева

Восстановлением церкви занимается московская компания «Зодчие Cеверо-Запада». При помощи домкратов рабочие подняли — «вывесили» четверик здания. Затем усилили под ним свайный фундамент и приступили к замене нижних венцов.

Сейчас мы проводим замену нижних венцов основного объема церкви. Сгнившие части элементов заменяем на новые. Самое тяжелое было — рассчитать точные размеры венцов для алтаря дома полугруглой формы, так как здесь очень сложная конструкция с несколькими углами переруба. Кроме того, нужно подогнать элементы по размеру. Подгоняем мы непосредственно на стенде и несколько раз промеряем. Укладываем на бересту, — рассказал реставратор компании «Зодчие Северо-Запада» Александр Павлов.

 

Фото: Мария Носырева

Проектом реставрации Покровской церкви предусмотрены подведение нижних венцов бревен, замена кровли, замена лемеха и реставрация главки. В качестве кровли будет укладываться дороженный тес. Для кровли алтаря и трапезной применяется особый красный тес с копьевидными концами: таким в старину крыли только культовые сооружения, объясняет Марина Бугрова. Основной же объем церкви обшит обычным дороженным тесом, но без использования гвоздей, а при помощи потоков и куриц. Этот способ пришел к нам из глубины веков.

Два слоя теса сверху прижимаются охлапнем (бревном), а внизу упираются в выдолбленное бревно (паток). Сам паток держится на курице — это такие крючки, представляющие собой корень елки. Это очень древний способ, — пояснила директор музея.

Марина Бугрова добавила, что при восстановительных работах в 1970-х годах все объекты ставились на землю. Но при современной комплексной реставрации музеев под открытым небом их устанавливают на фундаменты, чтобы лучше сохранить. Фундаменты как современную часть маскируют землей и кладут в качестве декора камни-валуны (дикари). Окончание реставрационных работ по церкви ожидается в декабре 2020 года. Реализация проекта оценивается в 4,1 млн рублей.

Дом Павловой

Деревянное здание приехало в музей из деревни Раково Ковернинского района в 1982–1984 годах. Известно, что на своем родном месте дом многократно перестраивался. При этом историкам удалось определить, что его наиболее древняя часть была возведена на рубеже XVIII–XIX веков. Марина Бугрова рассказала: свои имена памятники деревянного зодчества получают по фамилиям последних хозяев, и это деревянное здание не стало исключением.

Дом Павловой относится к постройкам северного типа «дом-двор», достаточно редко встречающимся на территории Нижегородской области. Как и многие деревенские дома, он был украшен глухой резьбой. В русских деревнях считалось традицией декорировать причудливыми узорами наличники окон, косяки, двери. К сожалению, мы не смогли оценить всего великолепия дома, так как здание разобрали и сложили под навесы. На бывшем его месте сделана разметка, и по ней будут строить фундамент.

Фото: Мария Носырева

Реставрирует объект московская компания «Зодчие Северо-Запада». По словам Марины Бугровой, специалисты трудились с опережением графика, но из-за коронавируса вынуждены были приостановить работу на два месяца. Завершить реставрацию дома Павловой планируется к концу 2021 года. Контракт по данному объекту оказался самым дорогим из всех — 30,4 млн рублей, отметила директор музея.

К 800-летию Нижнего Новгорода дом, скорее всего, уже будет стоять на родном месте, на осень останутся только отделочные работы в интерьерах. Новая древесина после восстановления еще должна дать усадку: это займет полгода, а может, и большее время, — сказала Марина Бугрова.

Ямный и верховой овины

Ямный овин перевезен из деревни Михайлово Уренского района в 1974 году, верховой — из деревни Шашки Семеновского района двумя годами ранее. Эти хозяйственные постройки возводились для просушивания снопов в конце XIX века во всех российских деревнях. Зерновые культуры убирали не всегда в солнечную погоду, и перед обмолотом зерно нужно было просушить. Специально для этой цели строили небольшие конструкции — овины. На нижнем ярусе располагался очаг — небольшая примитивная печка. Между нижним и верхним ярусами был накат из жердей, а на верхний ярус ставились снопы. Внизу разжигалась печка, и горячим воздухом снопы высушивались, потом их вручную обмолачивали.

Такие овины обычно строились за околицей, потому что нередко горели. Верховых овинов сохранилось много, в том числе в музеях и даже в деревнях. Что касается ямного овина, то когда проектировщики стали с ним работать, выяснилось, что их нет не только на местах, но даже в музеях. У верхового вся конструкция находится над землей, и печка (очаг) на уровне земли. У ямного печка — ниже поверхности земли, а сверху — только конструкция для просушки. По большому счету, ямные овины можно назвать полуземлянками, — говорит Марина Бугрова.

Оба объекта восстанавливает компания «Регион Ресурс Групп». В данный момент работы проходят в Арзамасском районе, поскольку там находится производственная база. По словам директора музея, ямный овин уже срублен, в нем 80% конструкций будут заменены. В верховом овине обновят только нижние венцы, материал для них заготовлен. Сейчас постройка разобрана и сложена под навесом на территории музея: реставрироваться он будет на месте. Оба овина воссоздадут в первоначальном облике к концу 2020 года. Стоимость контактов по каждому из них составляет 1,2 млн рублей.

Ранее музей деревянного зодчества «Щелоковский хутор» закрылся для посетителей во время ограничений, связанных с короновирусом. С 6 июля он возобновил работу по особому режиму. Записаться на экскурсию можно только в составе организованной группы до пяти человек, которых будет сопровождать гид. Свободные же прогулки здесь пока запрещены из соображений безопасности. Но это лишь временные трудности. Самое главное, что идет восстановление уникальных памятников. Хочется верить: оно станет первым шагом к возрождению в самом сердце Нижнего Новгорода кусочка русской деревни, которая будет напоминать современникам об их корнях.

Коллектив музея, да и все нижегородцы, я думаю, счастливы, что в музее «Щелоковский хутор» началась реставрация. Я надеюсь, общими усилиями нам удастся сохранить наши памятники деревянного зодчества! Приглашаем всех на торжественное открытие музея после реставрации, которое состоится в сентябре 2021 года! — подытожила Марина Бугрова.